Irina (liberties) wrote,
Irina
liberties

Category:

Про Шаинского

Я училась в музыкальной школе где-то с подготовительной группы детского сада и до 8 класса. Музыкальная школа была хорошая - ДМШ №3 им. Мясковского, в центре. Что естественно, ведь этим занималась моя мама. Мы должны были ходить в хорошую музыкальную школу, а не дворовую, поступить в одну из первых гимназий и т.п.

Тогда я всего этого не знала. Прошла прослушивания и училась. И время от времени у нас были концерты. И на нескольких из них бы Шаинский. Что-то он пел сам, что-то мы тоже пели. На каком-то вечере, помню, мы ему подпевали маленькой группой, стоя совсем рядом. А потом он нам подписывал программки. У мамы, возможно, даже какие-то сохранились. Я знала, что он композитор, но понятия не имела, насколько известный и сколько вложил в детские песни. Он был обычным взрослым, который с нами разговаривал, смеялся и шутил. И всегда был нами доволен (в отличие от руководителя хора).

И вот я пошла в школу. В первом классе 1 сентября прогуляла (задержались в Крыму у тети), а во второй класс пошла на линейку вместе со всеми. А там такие старые репродукторы стояли на стадионе и из них с дикими помехами, треском и шипением доносились песни Шаинского.

И я стала возмущаться, что так их нельзя слушать, и кто-то из старших сказал, что пластинки заезжены, потому что всегда используются, а других нет.

И я, наивная чукотская девушка (как я сегодня узнала, из Урюпинска), ответила: "Так можно было Владимира Яковлевича позвать, он бы сам их спел." И все надо мной смеялись.

R.I.P.
Tags: жизнь и смерть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments